«Зимники – это настоящий ад»: водители выручают друг друга на самой опасной дороге России

Каждый год дорожники Ямало-Ненецкого автономного округа прокладывают зимник между Надымом и Салехардом. Это единственная дорога, которая связывает Салехард с «большой землей».

Ездить по ней непросто, а иногда и вовсе опасно. Весенним утром автор YouTube-канала «Поехавший» Михаил и его спутница Настя садятся в УАЗ «Патриот», водитель которого – Георгий – доставит путешественников из Салехарда в Надым.

Если сможет. — Итак, зимник. Салехард не связан с внешним миром асфальтированной дорогой. Единственный способ выбраться на «большую землю» на машине – это зимник, дорога, укатанная на снегу. Разумеется, летом она исчезает и появляется вновь лишь в декабре, а то и в январе.

Работает примерно до мая. Сегодня мы попытаемся проехать по зимнику до Надыма – это около 350 километров, — рассказывает Михаил. – На этом пути нет ни единого посёлка.

Есть только 2 КПП – один со стороны Салехарда, другой со стороны Надыма, — добавляет Георгий.

«Зи́мник — автомобильная дорога, эксплуатация которой возможна только в зимних условиях, при минусовой температуре. Для устройства зимника снег уплотняют и разгребают грейдерами, на реках намораживают ледовые переправы. Зимник может также проходить непосредственно по замёрзшему льду рек и озёр.

Зимники широко распространены в Сибири и районах Крайнего Севера, в болотистых регионах, в районах, где отсутствуют мосты через многочисленные ручьи и реки, и в других т. п. труднодоступных условиях.» – Википедия. На контрольно-пропускном пункте путешественников встречают дежурные.

Они честно предупреждают водителя: – Дорога совсем плохая. Впрочем, останавливаться уже поздно. «Патриот» проезжает КПП и съезжает с асфальтовой дороги на зимник.

Водитель останавливает машину и стравливает давление в шинах до одной атмосферы. – На зимнике сейчас снежная каша. Нужно хорошее сцепление, на двух атмосферах не проедем, — поясняет он.

— Выехали на зимник – будто вышли в океан, — делится впечатлениями Михаил. – бесконечный снежный океан. Тоже с волнами – где-то с маленькими, а где-то с большими; иногда подкидывает ощутимо. Невыносимо режет глаза: кругом белый снег, светит солнце. Без солнцезащитных очков здесь очень некомфортно.

Ничто не предвещает беды. Вокруг — красивые пейзажи, хвойные леса и снежные равнины. Периодически приходится притормозить, чтобы пропустить пересекающее дорогу стадо оленей.

Первый тревожный звонок – в прямом и переносном смысле – поступает из Надыма. Георгию звонит его приятель, который только что добрался до туда из Салехарда. 350 километров пути он преодолел за 14 часов. – Говорят, дорога совсем никакая. Нам приходится рассчитывать только на себя – связь пропала, её здесь нет и больше не будет. Белый до недавних пор зимник постепенно превращается в черное болото. Весна дает о себе знать: солнце припекает, колея становится глубже, на дне плещется растаявшая грязь.

Низины заполнены кашей из песка, воды и снега. Через некоторое время грязь заканчивается и начинается рыхлый снег – ехать по нему тоже неудобно. – Почему дорога такая убитая? Всё из-за большегрузных машин, которые ездят здесь днём, когда вовсю жарит солнце, — рассказывает Миша.

– Грузовики могут разбить асфальтовую дорогу за несколько месяцев. Неудивительно, что снежные зимники они разбивают еще быстрее. «Патриот» хоть и выкрашен в чёрный свет, выглядит на зимнике белой вороной: в основном по дороге едут большегрузы, по больше части отечественного производства.

Водители КАМАЗов видят, как тяжело приходится экипажу легковушки, и пропускают УАЗик. Но вот путешественники догоняют большую, в несколько десятков машин, колонну грузовиков. Приходится сбрасывать скорость и плестись в конце.

— Едем очень медленно. Если какая-то машина застрянет, начнет буксовать или просто замедлится на сложном участке, то все остальные будут ждать, пока её водитель решит проблему. Спустя 4 часа происходит тао, чего больше всего опасался экипаж «Патриота»: машина застревает в снегу. Из-за глубокой колеи внедорожник встал на мосты: копать бесполезно. К счастью, впереди по дороге на обочине стоит КАМАЗ. Миша решил попросить помощи у водителя большегруза. — Как я вам помогу? Если я сдам назад, то сам застряну. Мы колонной едем, у нас несколько человек тоже застряло, сами помощи ждём, — разводит руками водитель.

Помог путешественникам другой КАМАЗ, ехавший в направлении Надыма. Дальнобойщик даже не стал выходить из машины – просто махнул рукой водителю «Патриота», в руках которого уже был трос. Буквально через полминуты внедорожник выбрался из колеи и… застрял, не проехав и 10 метров.

— До утра здесь стоять будем, — вздохнул водитель. Через некоторое время из-за поворота показывается самосвал Volvo. Он с трудом пробирается через снежную кашу и… застревает в нескольких метрах от внедорожника. Большегруз не может выбраться: у него не работает задняя передача. Следом за ним идёт КАМАЗ с открытым прицепом: его водитель соглашается помочь. К счастью, у КАМАЗа задняя передача работает как следует: одним махом он вытягивает и самосвал, и внедорожник. Проехав еще 10 метров, «Патриот» снова застревает в снегу. – Что делать – непонятно. Назад не хочешь? – спрашивает Миша у водителя.

– В Салехард? Уже есть мысли такие… На этот раз помощь приходит со стороны Надыма. Водитель очередного самосвала вытягивает УАЗ и едет помогать грузовикам, увязшим в снегу неподалёку. Путешествие продолжается, но вскоре машина опять, в третий по счету раз, застревает в снегу. Ехавший следом за «Патриотом» самосвал пытается её вытянуть, но в самый ответственный момент не выдерживает трос. – Едем назад, — решает водитель. Но сказать – не значит сделать. Развернуться на зимнике, в глубокой колее не так-то просто. И снова выручают дальнобойщики: один из большегрузов соглашается помочь. Он обгоняет «Патриот», съезжает с зимника и прокладывает новую колею, по которой внедорожник сможет развернуться. На обратном пути легче не становится.

Машина постоянно вязнет в снегу, и водитель, осознав бесперспективность поездки, просит своего коллегу на попутном КАМАЗе взять внедорожник на буксир. Похоже, что только так можно выбраться с этой дороги. Михаилу и его спутнице не удалось покорить зимник. Несмотря на весеннюю погоду, главным препятствием для внедорожника стала не растаявшая грязь, а рыхлый снег, в котором застревал не только «Патриот», но и большегрузы.

Стоит отметить, что между Салехардом и Надымом уже много лет строится асфальтовая автодорога. Из-за экстремальных погодных условий, особенностей местных ландшафтов и перебоев с финансированием сроки сдачи дороги постоянно сдвигаются. Изначально дорогу обещали достроить к 2016 году, затем к 2018; недавно правительство региона заявило, что трасса будет готова не раньше 2020 года.

А это означает, что в течении как минимум ближайших трех лет водителям ЯНАО придётся пользоваться зимниками.Картинки по запросу «Зимники – это настоящий ад»Картинки по запросу «Зимники – это настоящий ад»


Источник ➝